«

Роботы: на краю света

Плюс тридцать два в тени… Алексей Раченков, завершив телефонные переговоры с главным технологом, подытожил: пора действовать: «Надо закрывать шторы, создавать туннельную вентиляцию». Пришедшая в Приморский край летняя жара в начале июля только начинает разгуливаться. +36 °С – явление здесь довольно привычное, до +42 °С бывает доходит, а зимой те же цифры со знаком минус не удивляют никого. И вот в таких климатических условиях два брата Алексей и Роман Раченковы решили поставить свой деревянный коровник без стен… и поставили.

– Планируя ферму, мы рассматривали несколько вариантов конструкции коровника, – рассказывает Алексей Раченков. – Бетон отмели сразу: будет сыро, да и нет такого бетона, который нужен. Металл? Предел огнестойкости у него такой же как у клееного дерева – 4! Но дерево коррозии не подвержено – раз, под действием аммиака только прочнее становится – два, материал теплый, конденсат на нем не образуется – три. Да и по цене на тот момент деревянная конструкция нам обошлась столько, сколько заплатили бы за металл – четыре.

Подъехав к ферме ИП ГКФХ Раченков Р. Ю., входим в коровник. Много света. Шторы еще не опустили, но дышится легко. Развешенные над рядами скотомест вентиляторы гонят воздух, охлаждая хозяек этого комплекса – голштинизированных коров черно-пестрой породы, привезенных в основном из иркутских племхозяйств. Жара «за бортом» пока никак не сказалась на их аппетите: все дружно выстроились вдоль кормового стола, поглощая свежерозданную кормосмесь – сдобренные патокой сенаж двух видов, немного сена или соломы, дробленая кукуруза, богатая протеином соевая лузга, комбикорм. Надаивают от каждой из 88 дойных коров на сей момент в среднем 20,5 л/день, рекордистки и до 50 литров дают. По стаду с общим поголовьем 127 голов годовая продуктивность в 2016 году составила 5 700 кг при жире 4,0% и белке 3,06%, а «на 2017 год даже 6 500 кг просматриваются», как говорит Алексей.

Его брат Роман забежал в коровник на несколько минут, поприветствовал гостей и снова помчался в поле: начали корма заготавливать – надо быть там! Алексей же взял на себя функцию гостеприимного хозяина и продолжил рассказ: – Основная проблема сельского хозяйства в Приморье – наша технологическая отсталость. С одной стороны у нас лучше развиваются другие отрасли – море рядом, леса. С другой – удаленность от европейской части страны: проще «бэушный»трактор из Японии привезти, чем ждать новый из Европы. Да и дороже он будет вдвое, пока сюда доедет! – восклицает Алексей. – Когда вся Россия в 2008 году строила коровники в рамках нацпроекта, у нас здесь была тишина. Поэтому и теперь в магазинах во Владивостоке, и тут в райцентре Михайловке, питерское молоко по 60–70 рублей за пачку, а наше местное все 110! И скота нет: до 90-х годов в крае было 130 тысяч голов КРС, теперь только 7 тысяч. С кормами не у всех все благополучно. Вот даже мы с братом только теперь начинаем присматриваться к травосмесям, чтобы получать качественный сенаж, богатый энергией.  Райграс сейчас сеем, а раньше только сою с пайзой, японским просом, на сенаж пускали. Кукурузу на силос надо осваивать…

Но братья фермерствуют не так давно – еще только вникают в премудрости молочного скотоводства В 2014 году они, загоревшись идеей создания роботизированной фермы семейного типа на 362 головы дойного стада, подали заявку на получение гранта в размере  20 млн руб., получили на строительство первой очереди только семь миллионов. Возвели коровник на 1132 скотоместа. Потом были еще семь миллионов субсидий, теперь – на оборудование.

Осматриваемся в коровнике повторно. Это так выглядит «технологическая отсталость»? Помимо упомянутых уже стен-штор и вентиляторов тут работает дельта-скреперная система навозоудаления, стоят щетки для коров, станок для обработки копыт и два доильных робота® VMSтм ДеЛаваль…

От добровольной системы доения в восторге главный технолог производства Наталья Левченко: «Во-первых, робот выйдет на работу и 31 декабря, и 1 января, и 1 мая, в любой день недели и в любой час суток. Во-вторых, найти у нас здесь доярку совсем трудно. Специалиста еще найти можно, а доярку – нет. И, в-третьих, робот соблюдает все рутинные процедуры: вымыть вымя, обработать соски, «отсечь» молоко при необходимости, да и на раздое лучше робота никто с задачей не спра-вится. Благодаря роботу «соматика» у нас меньше ста, а сто двадцать – для нас это уже сигнал бедствия. Бактериальная обсемененность не больше 50 тысяч микроорганизмов – норма!»

К слову, по молоку с фермы братьев Раченковых местный крупнейший молокопереработчик устанавливает стандарты и цены на принимаемое сырье. Алексей и Роман сдают свое по 35 руб/кг, тогда как для других цена не более 30 рублей.

– Все процессы отражаются в программе управления стадом, регистрируются в компьютере. Мне бы еще робота-пушера для кормов, я была бы абсолютно счастлива, – признается, смеясь, Наталья Левченко. Смеется и Алексей: у него свои мечты об отлаженной системе заготовки сенажа в полимерные рукава, о второй очереди комплекса, где разместили бы родильное отделение, сухостойных коров, содержали бы ремонтных телок… Улыбается, слушая главного технолога, но робота-пушера на ферму не обещает – пока и лопатами справляются.

Ферма на сегодняшний день уже стала серьезным вложением – 120 миллионов рублей. Конечно, часть денег ушли на устройство площадки – здесь раньше болото было, да подведение коммуникаций тоже недешево. Да и та самая «технологическая отсталость» стоила немало. Без поддержки соинвесторов не обошлось. «Двадцать пять рублей – текущая себестоимость килограмма молока без учета инвестиций, – признается Алексей. – С инвестициями почти до тех самых тридцати пяти, за которые продаем, доходит. Но! 31 декабря 2018 года мы заплатим по нашему последнему инвестиционному кредиту и выдохнем спокойно». Сей момент уже греет душу приморских фермеров: всего каких-то семнадцать месяцев, и начнется новая жизнь.

Источник: Новое сельское хозяйства, август, 2017